Экспертные оценки

Из ЦОДа – за парту: чему учиться, где учиться?

26 мая 2014 г. | Жилкина Наталья | Категория: Круглый стол

В дни работы выставки «Связь-Экспокомм-2014» компания «Медиа Грус» провела конференцию «Все пути ведут в ЦОД», в рамках которой состоялся круглый стол на тему «Постпрофессиональное образование в области ЦОД».

Обсуждая вопросы образования в столь специфической сфере, эксперты, в частности, подняли  вопросы о том, где специалисты могут получить требуемые знания и навыки, каковы потребности слушателей курсов,какие трудности испытывает система постпрофессионального образования, каковы перспективы создания образовательных стандартов и перспективы развития учебных программ для специалистов дата-центров.

В работе круглого стола приняли участие профессионалы своего дела,  — эксперты,  стоящие у истоков формирования системы образовательных услуг в сфере ЦОД в России:

Игорь Дорофеев, генеральный директор компании «АйКорд» (фото 1);

Григорий Юдин, технический консультант Mission Critical Tower&Infrastructure Consulting Critical Facility Services, HP Russia (фото 2);

Грег Шерри, директор Ассоциации BISCI по Европейскому региону (фото 3);

Ведущий круглого стола — Наталья Жилкина, главный редактор ИД «Медиа Грус» (фото 4).

    

 

Н. Жилкина: Коллеги, давайте начнем нашу беседу с обзора рынка образовательных услуг в сфере ЦОД, его трендов и проблем. Каков современный российский рынок профессионального образования специалистов центров обработки данных,отличается ли он от западного, каково соотношение спроса и предложения?


Г. Шерри:
Нельзя сказать, что российский рынок коренным образом отличается от мирового: в России, как и во всем мире, ощущается сильная нехватка квалифицированных специалистовдата-центров. Проблема остра и требует решения, поэтому сегодня мы наблюдаем высокую активность в сфере профессионального обучения. Все больше инженеров интересуются тренингами и ищут их, все больше дата-центров стремятся повысить квалификацию своих сотрудников, все больше появляется учебных центров, предлагающих курсы обучения сотрудников ЦОД. Однако спрос превышает предложение: компании, поставляющие образовательные услуги специалистам ЦОД сравнительно немногочисленны.

Г. Юдин: Но российским специалистам повезло в другом: если в большинстве стран есть моно-лидер рынка образовательных услуг сферы ЦОД, то на российском рынке предлагают услуги три мировых лидера- DCPro (DCProfessional), CNet (CNetTraining) и HP (материалы курса предоставлены EPI). У российских специалистов есть выбор - можно посмотреть, чьи материалы более современны и больше подходят для нужд специалистов.

И. Дорофеев: Образовательные курсы по ЦОД пока еще очень немногочисленны, а на российском рынке их можно буквально пересчитать по пальцам одной руки. Содержательно эти курсы во многом схожи, поскольку ориентированы на одинаковые цели, однако единой четкой структуры они пока еще не обрели: каждая из организаций, которая предлагает данные курсы, строит их в соответствии с собственной логикой и видением потребностей рынка.

Г. Шерри: Развитие образовательных услуг сферы ЦОД во многом сдерживается расхождениями во взглядах на то, каковы должны быть стандарты сегмента ЦОД и как они должны воплощаться в обучающие курсы.

Н. Жилкина: Какие образовательные услуги предлагают ваши компании на российском рынке?

Г. Шерри: Я представляю Ассоциацию BISCI по Европейскому региону, а также являюсь генеральным директором тренинговой компании ДиСи Профешнл Девелопмент OOO ( DCProfessional Development), которая работает в Москве. Мы разработали ряд учебных курсов, которые базируются на существующих стандартах отрасли ЦОД, в частности – стандартах ANSI/BICSI, ANSI/TIA, European Code of Conduct и ASHRAE. Наши курсы предназначаются для широкого круга специалистов: от новичков до высококвалифицированных профессионалов, обладающих серьезными навыками в разработке и эксплуатации инфраструктуры дата-центров. На сегодняшний день российским специалистам предоставляются курсы первых двух ступеней, а к концу 2014 года на русский язык будут переведены обучающие материалы всех остальных курсов.

Г. Юдин: Наш учебный центр предлагает базовый теоретический курс Hewlett-Packard, предназначенный как для специалистов ЦОД широкого профиля, так и для специалистов из смежных областей. Отмечу, что в условиях дефицита на образование в сфере ЦОД люди стремятся получить знания практически из любого источника. Например, к нам приходит много людей, не работающих с оборудованием НР, но надеющихся получить на наших курсах знания о дизайне и архитектуре инженерных систем ЦОД, лучших практиках управления ими. В основном это сотрудники компаний, которые недавно ввели в эксплуатацию собственный ЦОД или планируют его построить. Такие компании отправляют на обучение группу сотрудников, которые будут связаны с эксплуатацией существующего ЦОД или с проектированием нового ЦОД.

И. Дорофеев: Во-первых, я являюсь тренером курсов Panduit Data Center Business Accreditation (PDCBA). Совместная деятельность с одним из ведущих мировых вендоров, с одной стороны, позволяет озвучить интересные идеи в области ЦОД и проиллюстрировать примеры на реальном оборудовании. Особенно интересно представлены области, по которым компания Panduit традиционно входит в топ мировых лидеров: это, например, и значимые вопросы управления пространством ЦОД, и узкие вопросы, такие как рабочее заземление или маркировочные решения в ЦОД.  С другой стороны, курс по формату является открытым и позволяет дать независимое представление актуальных вопросов, в том числе рассмотреть проблемы российских реалий, применения отечественных стандартов. Во-вторых, в рамках работы Ассоциации участников отрасли ЦОД на меня возложено направление по образовательной и просветительской деятельности, есть интересные идеи, которые мы будем реализовывать в ближайшее время.

Н. Жилкина: Грег упомянул, что все курсы компании DCProfessional Development  переводятся на русский язык. Это характерно для всех учебных центров, или существуют курсы, которые читаются только на английском языке? Являются ли курсы на английском языке проблемой для российских специалистов?

Г. Юдин: Увы, языковой барьер - это серьезная проблема для отечественного рынка. С одной стороны, российские специалисты не всегда владеют английским языком на должном уровне, поэтому подчас отказываются от посещения курсов из страха не понять материал. С другой стороны, учебные центры не могут полностью вести преподавание на русском, поскольку связаны обязательствами с материнской компанией. Мы, например, ранее читали собственные курсы, основанные только на исследованиях НР и тогда имели возможность их изменять (в том числе и переводить), а сейчас читаем лицензированный курс EPI (не HP!!!), поэтому не имеем права вносить в него изменения. Во всех странах читается один и тот же курс, который предполагает, что лекции читаются на родном языке аудитории, а все учебные материалы которого -слайды и учебные пособия – идут только на английском. Нам довольно много времени приходится тратить на перевод терминологии, синхронизацию понятийного аппарата, устранение разночтений в терминах. Конечно, преподавание на языке, который является для слушателей родным, всегда повышает коммуникативность и качество усвоения материала. Но сейчас, как отметил Грег, наметилась тенденция локализации курсов, чтобы они стали более доступны слушателям.

Н. Жилкина:Каков портрет слушателя курсов по ЦОД: это специалисты уровня менеджмента, инженеры, проектировщики, эксплуатационщики? Каковы реальные потребности этих специалистов?

Г. Шерри: Аудитория курсов очень разнообразна – в зависимости от назначения и уровня конкретного курса. Например, вводными курсами по дизайну интересуются специалисты всех категорий, кто связан с индустрией дата-центров. На своем преподавательском веку мне довелось работатьс широким диапазоном учащихся – от людей, которые едва что-то слышали о дата-центрах до специалистов, которые проектируют и создают ЦОДы для Фейсбука. И нам удавалось каждому дать те знания, которые ему требовались. Если на курсах преобладают инженеры, то мы подробно рассказываем об оборудовании и технологиях, а на курсах, ориентированных на руководителей, мы больше говорим о том, как устроен и функционирует ЦОД, об экономических аспектах, об энергоэффективности. Идя навстречу пожеланиям специалистов, разделили курсы на два параллельных потока: один для инженеров, другой для руководителей. Но курс для каждого из направлений мы неизменно начинаем с общего представления о проекте ЦОД – это критически важный, базовый интеллектуальный багаж, необходимый для того, чтобы последующие знания усваивались слушателями эффективно.

Г. Юдин:Грег совершенно правильно отметил: учиться приходят очень разные люди – с опытом, без опыта, и каждому требуется ликвидировать какие-то свои пробелы в знаниях. По моим наблюдениям, сегодня очень востребованы знания из смежных областей. Например, к нам на курсы приходят высококвалифицированные электрики, которые обладают обширными знаниями в своей области и опытом оснащения многих профильных объектов. Но им требуются знания в области кондиционирования, точнее знания о том, как особенности построения систем кондиционирования влияет на их сферу профессиональной ответственности. Их интересует, скажем, почему нельзя прокладывать электрические трассы параллельно с СКС и в непосредственной близости от них. Подобных знаний на их профессиональных курсах им не дают. Ведь может случиться так, что не учтя потенциальное негативное влияние других элементов на своюинфраструктуру, инженер сделает свою работу некачественно.

Приходят менеджеры проектов, которые не разбираются в инженерной области, но отлично владеют тонкостями управленческого дела. Им необходимо узнать, какие работы являются ресурсоемкими, требуют много времени, какие работы в план-графике нельзя поставить раньше, чем другие. Отличие курсов по ЦОД от классических курсов для ИТ-специалистов – в их комплексности. В сфере ИТ специалисты изучают узкопрофильные дисциплины: работающие с серверами, изучают сервера, а те, кто работает с операционными системами- ОС. А дата-центры объединяют множество разных элементов в уникальный конгломерат, куда приходится включать юриспруденцию, строительство, логистику, и множество других дисциплин. Поэтому одни и те же курсы в равной степени востребованы и профессионалами высокого уровня, и новичками, и специалистами из смежных отраслей.

Н. Жилкина: Вы рассказали о проектировщиках, строителях и менеджерах. А готовите ли вы специалистов по эксплуатации?

И. Дорофеев: Я, как преподаватель, вижу высокий интерес слушателей к вопросам эксплуатации, поскольку он базируется на практическом опыте. Но наш курс изначально ориентирован на строительство и проектирование ЦОД.Я, например, не могу учить эксплуатации, потому что я в жизни ни один ЦОД не эксплуатировал, хотя построил их довольно много. Но по работе в Ассоциации участников отрасли ЦОД я не понаслышке знаю, что вопрос обучения эксплуатации стоит на повестке дня. В Ассоциацию входят много компаний-операторов ЦОД, и мы планируем создать совместными усилиями образовательные программы, связанные с эксплуатацией.

Г. Шерри: Эксплуатационный курс, который мы предлагаем, разработан специалистами, занимающимися эксплуатацией трех крупнейших дата-центров мира. Мы использовали их эксплуатационные планы и опыт, и на основе этого опыта создали универсальную учебную программу, которая будет полезна специалисту по эксплуатации любого дата-центра. Мы стремимся, чтобы люди максимально подробно узнали, с какими рисками связана эксплуатация дата-центров.

Но, отмечу, что представление о рисках необходимо прививать не только специалистам, эксплуатирующим ЦОД, но и людям, которые управляют дата-центрами. Поскольку в сфере ЦОД наблюдается недостаток квалифицированных кадров, дата-центром уровня TierIII иногда управляет человек, который обладает опытом эксплуатации ЦОД TierI. Самое тревожное, что эту ситуацию не спешат исправлять: зачастую весь бюджет уходит на создание дата-центра, а на обучение специалистов денег не остается. Поэтому мы стараемся сконцентрировать внимание слушателей на том, какие риски могут возникнуть в процессе эксплуатации дата-центра, как они могут повлиять на его функционирование.

Н. Жилкина: Очевидно, что мерилом квалификации всегда являются отраслевые стандарты, закрепляющие показатели уровней мастерства специалистов индустрии. Как на сегодняшний день обстоят дела со стандартизацией знаний и навыков специалистов сферы ЦОД и, соответственно, со стандартизацией сферы их профессионального образования?

Г. Шерри: Основная проблема стандартизации заключается в том, что ключевые компоненты инфраструктуры дата-центров сейчас постоянно претерпевают существенные изменения. Это связано с высокой динамикой развития нашей отрасли: будучи совсем молодой, она непрерывно экспериментирует в поисках новых эффективных технологий и методов, в накоплении знаний и опыта, в разработке терминологии, в определении сущностных характеристик компонентов и процессов жизненного цикла дата-центров. Со временем услуги ЦОДов станут неким аналогом коммунальных услуг – такими же привычными, стандартизированными и доступными. Но для того, чтобы это стало возможным, всем игрокам рынка надо прийти к единому пониманию процессов центров проектирования, строительства и эксплуатации центров обработки данных. Пока этого в полной мере не произошло, и некоторая зыбкость понятийного аппарата неизбежно отражается и на сфере профессионального образования.

Г. Юдин: Конгломерат стандартов сферы ЦОД во всем мире более-менее выравнивается. Локальные стандарты сближаются, объединяясь в стандарты, общие для рынка. Поскольку в российских стандартах нет четко ограниченной сферы ЦОД, российские инженеры и проектировщики вынуждены прибегать к СаНПини СНиП. Но характеристики, которые указаны в этих стандартах, не совпадают с тем, что содержится в мировых стандартах по ЦОД. Очень хороший пример разночтений – уровни освещения, проблемы с эвакуацией персонала и проблемы с доставкой техники. В результате – если строить ЦОД на основании международного стандарта, ориентированного она эвакуацию персонала, то, в соответствии с российскими нормативами, в этот дата-центр нельзя будет доставить оборудование в соответствии с рекомендациями, которые дает производитель оборудования...Для российских специалистов такие разночтения -огромная проблема. К сожалению, она бывает практически не отражена в учебной программе курса, если он слабо локализован. Например, курсы, которые читаются в НР, не локализованы, и российская специфика в них не отражена.Поэтому нам, преподавателям, приходится эту специфику «дописывать вручную». Разумеется, мы не вносим изменений в учебную программу – с нелокализованным курсом это невозможно, но пользуемся правом указывать ссылки на дополнительные материалы. У нас слушатели получают большие домашние задания по чтению дополнительной литературы.

И. Дорофеев: Читая курс, мы пытаемся донести до слушателей важную мысль: надлежит постоянно искать и находить разумный компромисс между необходимостью соблюсти отечественные нормы, стандарты и правила и необходимостью не войти в противоречие с передовыми зарубежными технологическими нормами. Такой же компромисс находят и преподаватели. Я читаю не локализованный курс, но изначально поставил задачу передать практический опыт, который может быть применим в российской действительности. Я излагаю базовые концепции, которые потом подтверждаются примерами из практики, и на этих примерах показываю, как использовать стандарты применительно. Это не очень хорошо, но, к сожалению, неизбежно: такие приемы имеют большое практическое значение для российских специалистов. Они на собственном опыте неоднократно убеждались: любая попытка сдать заказчику те или иные компоненты ЦОДа всегда порождает конфликт с точки зрения нормативной базы. Поэтому мы подробно рассказываем о тех нормативах, которые в ходе работы над ЦОДом можно указать как применительные, причем рассказываем не абстрактно, а при обсуждении совершенно конкретных ситуаций. Конкретика необходима, поскольку попытки требования российских стандартов к зарубежным требованиям несут высокие риски. Но ситуация не безнадежна: в Российской Федерации процесс гармонизации с зарубежными стандартами постепенно идет, хотя мы и пережили с момента развала Советского Союза несколько итераций переделки стандартов.

Н. Жилкина: Система индустриальных стандартов пока находится в стадии становления, поэтому система образовательных стандартов тоже только формируется. Какой система образования специалистов ЦОД видится вам в будущем? Кого и чему мы будем учить?

Г. Юдин: Вы правы, стандарта на профессиональное образование в области ЦОД пока не существует. Индустрия обучения в сфере ЦОД насчитывает всего пять лет; компаний, которые занимаются обучением, пока слишком мало для того чтобы сделать образование массовым. Особенно не хватает специалистов с практическим опытом. Сейчас мы переживаем неизбежный период становления сферы образования, со всеми присущими ему «болезнями» роста. Но признаки того, что стандартизация происходит, уже есть. Например, у крупных компаний, которые предоставляют услуги обучения специалистов центров обработки данных, перечень курсов и их содержание практически идентичны. Поэтому, кстати, потенциальным слушателям бывает сложно выбрать курсы. Сейчас очень часть слушатели «идут на преподавателя», а не на какой – то конкретный курс от конкретной компании.

И. Дорофеев: По вопросу о том, какой должна быть система образования в сфере ЦОД, тоже пока нет единого мнения. В индустрию ЦОД пришли специалисты из разных профессиональных областей, с совершенно разным образованием и опытом работы, которых жизнь привела в индустрию ЦОД. Кто-то в прошлом был физиком-ядерщиком, кто-то – радиоинженером, кто-то – инженером-механиком. Поскольку отрасль очень молода, то сложно ожидать, что в ближайшее время в ЦОДы придут люди со специальным базовым образованием. Но стоит ли вообще создавать систему специального базового образования? Рынок ЦОД – это всего лишь несколько тысяч инженеров, которые специализируются в совершенно разных областях. Мне кажется, что несколько тысяч специалистов гораздо рациональнее обучать в ныне существующем формате –формате постпрофессионального образования, но с более дробной детализацией курсов. Возможно, имеет смысл разработать более широкий спектр курсов и специализировать их по квалификационному уровню или по направлению деятельности обучающихся.

Н. Жилкина: Потенциальные заказчики новых ЦОДов на период тендера или подбора проектировщиков начинают смотреть на наличие специального образования.Как сегодня происходит присвоение образовательных цензов?

Г. Юдин: Рынок пока не пришел к единому мнению относительно того, как оценивать слушателей, окончивших курс. На сегодняшний день сертификацией специалистов, которые претендуют на должность проектировщика или эксплуатационщика ЦОД, занимаются очень мало компаний. Это несколько компаний, предоставляющих образовательные услуги(НР(EPI), DCPro, CNet)и небольшое число компаний, связанных с лицензированием (например,UptimeInstitute, сертифицирует специалистов по дизайну ЦОД (сертификации ATD, ATS)). Количество и содержание формальных сертификатов еще не устоялось. Пока значимость каждого сертификата оценивается исключительно по «длине названия фирмы и времени существования ее на рынке».

Н. Жилкина: В чем, на ваш взгляд, заключается практическая польза от прохождения курсов по ЦОД?

И. Дорофеев: Основная польза - в систематизации знаний. Руководители проектов или главные инженеры получают возможность рассмотреть весь спектр задач, возникающих в ЦОД, систематизировать знания и понять, где человек хорошо владеет вопросом, а где есть слабина, которую надо ликвидировать. Инженеры по узкому направлению – предположим, инженеры-электрики, могут детально рассмотреть вопросы взаимодействие между смежниками. Инженер по электрике должен понимать задачи, потребности и мотивы решений инженера по кондиционированию, понимать общую логику ЦОД, чтобы наиболее эффективно решать свои профессиональные задачи, создавать инфраструктуру для такого сложного технологического комплекса, каким является ЦОД.

Г. Юдин: Еще одна неоспоримая ценность курсов в том, что преподаватели имеют практический опыт и уже неоднократно попадали в сложные ситуации, которые требовали нестандартных решений и действий – ведь одними хрестоматийными знаниями в сфере ЦОД не обойтись. Преподаватели не читают просто слайды с экрана – они объясняют суть преподаваемых знаний, показывают точки их приложения на деле. С этой точки зрения преимущество у специализированных компаний: здесь курсы читают специалисты-практики, в отличие от традиционных центров обучения, где один преподаватель может читать три-пять курсов и при этом не иметь собственного опыта. В идеале, курсы – это не просто лекционный материал, а еще и живое общение профессионалов. Мне, как преподавателю, гораздо интереснее читать курс людям, задающим вопросы, вступающим жаркие дискуссии, в чем взаимодействовать с аудиторией, большинство которой просто пришло послушать.

Г. Шерри: Необходимость привлекать практиков к преподаванию на курсах ЦОД – одна из проблем сегодняшнего рынка образовательных услуг. Сфера ЦОД охватывает три совершенно разные области: строительства, оборудования и сферу ИТ. И если мы хотим, чтобы у нас был преподаватель, который по-настоящему разбирается в вопросе, это должен быть человек, который имеет реальный практический опыт работы в ЦОДе по проектированию, оснащению и эксплуатации. Сегодня очень трудно найти людей, которые одинаково хорошо ориентировались бы во всех трех сферах. Индустрия еще достаточно молода, люди не успели набрать нужный опыт.

Г. Юдин: Возвращаясь к вопросу о ценности курсов –лучшей оценкой служит приток слушателей, которые пришли по рекомендации своих коллег. Специальные профессиональные курсы довольно дорогостоящие, поэтому практически ни одна компания не может прислать сразу всех специалистов ЦОД– слишком затратно, да и отрывать всех сразу от производства нельзя. Тем ценнее для нас ситуации, когда первые представители какой-либо компании возвращаются на курсы и приводят своих коллег.

Н. Жилкина: Какими вам видятся перспективы создания образовательных стандартов и перспективы развития учебных программ?

И. Дорофеев: Курсы будут развиваться как ответ на потребности рынка: в учебный курс будут включаться те знания, которые необходимы специалистам для реализации на практике. Поэтому преподаватели и специалисты, разрабатывающие курсы, стараются постоянно получать обратную связь от слушателей. Например, начиная читать курс в новой группе, я всегда беседую со слушателями, стараясь выяснить уровень их знаний, профессиональные интересы, проблемы, с которыми они сталкиваются, ожидания от курса. На основе этих сведений я адаптирую курс, чтобы сделать изложение максимально полезным, понятным и интересным именно для данных слушателей.

Н. Жилкина: Какие пожелания высказываются чаще всего?

И. Дорофеев: Один из наиболее ярких примеров: проектировщики и руководители проектов очень часто просят рассказать о том, как строить небольшие корпоративные центры обработки данных. Причем люди заинтересованы в знаниях, которые они смогут сразу же применить на практике. И если я, как преподаватель, вижу, что создание корпоративных серверных или маленьких ЦОДов – это задача массовая, очень распространенная на рынке, то я обязательно должен учитывать ее при формировании и чтении учебного курса. Отмечу, что я совершенно не ратую за сведение учебного курса к рассмотрению алгоритмов решения нескольких частных задач. Для широты кругозора важно говорить и о перспективах рынка, о господствующих или зарождающихся концепциях, о тенденциях. Но основной акцент все же должен падать на знания, которые могут уже сегодня помочь специалисту решить конкретные профессиональные задачи. Если люди хотят «набить руку» на прикладных задачах – надо давать им эту возможность. Полагаю, что образовательные программы будут и в дальнейшем адаптировать в сторону практического применения знаний и навыков.

Н. Жилкина: Но не получится ли в результате, что, ориентируясь на текущие потребности специалистов, вы будете идти в арьергарде рынка? Ведь специалисты, которые просят вас, например, научить их строить «маленький ЦОДик», опираются на концепции и технологии сегодняшнего дня. Очевидно, что завтра эти концепции и технологии потеряют актуальность, а на первый план выйдут те, что ныне считаются инновационными. Так стоит ли ориентироваться на «уходящее поколение»? Не лучше ли, вместо того, чтобы адаптироваться под рынок, адаптировать рынок под инновационные технологии и новые концептуальные подходы? Открывать новые горизонты, чтобы люди не моделировали инфраструктуру по накатанной дорожке, а расширяли кругозор, изменяли свое мышление. Ставите ли вы перед собой какую-то просветительскую сверхзадачу: моделировать рынок, преображать его к лучшему, менять подход специалистов к работе?

И. Дорофеев: Такая задача стоит всегда, она является лейтмотивом любого процесса обучения. Возможно, в рамках прикладных обучающих курсов просветительская миссия не всегда явственно просматривается, но совершенно точно присутствует. Сужу по собственному опыту. Я читаю сугубо прикладной курс для инженеров и руководителей проектов – людей, заинтересованных в получении утилитарных знаний, которые можно немедленно применить в работе и получить вполне материальную отдачу. Но я не замыкаюсь в рамках реалий сегодняшнего дня, а рассказываю слушателям о перспективных направлениях развития индустрии – даже о тех «крамольных» идеях, которые не принято широко обсуждать на рынке.

Н. Жилкина: О чем, например?

И. Дорофеев: Например, о том, что ИТ-инфраструктура медленно, но верно «отъедает хлеб» у технической инфраструктуры. Технологии создания оборудования непрерывно совершенствуются, и инженерное оснащение ЦОДов меняется вслед за ними. Еще пять-десять мы сможем зарабатывать на строительстве ЦОДов. А что будет через десять лет – предугадать практически невозможно. Технологии могут совершить такой скачок, что ЦОД в его нынешнем понимании вообще исчезнет.

Г. Юдин: Действительно, только индустрия ЦОД влияет на обучающие программы, но и общемировые тенденции в развитии технологий. Например, тренд глобализации, который обуславливает распределенность ЦОДов по стране или по географическому ареалу. С развитием технологий меняется рекомендуемая степень надежности инженерных систем и доступности ЦОД. Если сравнительно недавно и проектировщики, и заказчики ставили основной акцент на высокий уровень доступности дата-центров (TIERIII – TIERIV по нотации UptimeInstitute), то сегодня уже нет необходимости проектировать ЦОД с очень высокой доступностью единичного ЦОД, если они работают в резервирующей друг друга группе. Появилась возможность использовать облачные технологии, которые позволяют распределить надежность на несколько дата-центров и увеличить интегральную надежность комплекса. Другой пример фактора, влияющего на изменение инженерной инфраструктуры ЦОД – энергоэффективность. Фрикулинг или ДИБП (Роторные ИБП) не являлись бы таким привлекательными решениями, если быне было стойкой тенденции к повышению цен на  электроэнергию, в том числе - побочных затрат, которые не связаны с произведением вычислений. Мы, как разработчики учебных курсов, не можем обходить стороной эти тренды.

Г. Шерри: Именно поэтому в нынешних условиях стремительной смены идей, технологий и инструментов имеет смысл ориентироваться на лучшие практики (best practice). Последовательное применение лучших практик позволит, с одной стороны, решать текущие задачи, а с другой – не закоснеть в рамках существующих технологий, сохранять гибкость мышления и готовность создать и применить новые подходы. Стандарты всегда несколько консервативны, всегда немного отстают от реалий жизни, а best practice – это та вершина, с которой горизонт виден дальше.

Я пришел работать в свой первый дата-центр в 1976 году, с тех пор построил двадцать ЦОДов, являлся консультантом на множестве других проектов, и на собственном опыте и опыте своих коллег убедился: чтобы успевать за динамичными изменениями в нашей индустрии, необходимо знать и применять best practice. Поэтому, когда я работал над обучающим курсом по строительству и проектированию дата-центров, то старался запечатлеть в нем лучший опыт. Подчеркну – не свой, а лучший, потому что не считаю свой собственный опыт идеальным. Участвуя в разработке стандартов BISCI для дата-центров, я способствовал включению в них термина «best practice». Я намеренно подчеркиваю важность применения best practice, потому что заметил одну особенность российского рынка: в России стандарты обязательны к исполнению, в отличие от стран Запада, где стандарты приравниваются к рекомендациям и соблюдаются по усмотрению проектировщиков и строителей. Моя основная задач – сделать так, чтобы наша отрасль руководствовалась именно передовым опытом. Передовой опыт может применяться всеми, а стандарты и нормативные документы иногда по разным причинам трудно применимы на практике. Это ключевой посыл, который наша компания пытается донести до всех специалистов, в том числе и российских.

В ближайшем будущем мы станем свидетелями появления следующего поколения дата-центров. Люди, которые будут ими управлять – это нынешние студенты, поэтому особое внимание мы должны уделять обучению и формированию мышления молодежи.

Н. Жилкина: Какие-то практические шаги в этом направлении уже предпринимаются?

Г. Шерри: Да. Например, недавно я стал профессором МЭСИ, студентам этого университета мы сейчас преподаем курсы по дата-центрам. Если в нашу индустрию будут приходить люди, имеющие некоторые представления о задачах, структуре и особенностях функционирования дата-центров, то множество нынешних проблем уйдут в прошлое.

Г. Юдин: Читая курс, мы всегда стараемся «играть на опережение» - рассказываем слушателям о технике, которая сейчас разрабатывается и еще не вышла из лабораторий или только-только начинает выходить. Она появится на рынке ровно в тот момент, когда центры обработки данных, которые сейчас проектируются, будут уже введены в эксплуатацию. И вероятность попадания новой техники в эти дата-центры очень велика. Такие дополнения к базовому курсу всегда с особым энтузиазмом воспринимаются именно молодыми слушателями.

И. Дорофеев: Важно отметить, что в необходимо формировать не только мышление студентов и молодых специалистов, но и мировоззрение людей, принимающих решения. Не инженеров, не руководителей проектов, не эксплуатационщиков, а топ-менеджеров и инвесторов. От этих людей зависит финансирование тех или иных начинаний, поэтому показывать новые горизонты надо в первую очередь им. Причем демонстрировать не абстрактную красоту идеи, а ее переложение на язык затрат и доходности.

Теги: Связь-Экспокомм-2014, круглый стол, Игорь Дорофеев, Григорий Юдин, Грег Шерри

Чтобы оставить свой отзыв, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

Комментариев: 0

Регистрация
Каталог ЦОД | Инженерия ЦОД | Клиентам ЦОД | Новости рынка ЦОД | Вендоры | Контакты | О проекте | Реклама
©2013-2019 гг. «AllDC.ru - Новости рынка ЦОД, материала по инженерным системам дата-центра(ЦОД), каталог ЦОД России, услуги collocation, dedicated, VPS»
Политика обработки данных | Пользовательское соглашение