ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

22 июля

19 июля

29 мая

26 мая

19 мая

16 мая

11 мая

04 мая

02 мая

24 апреля

Для клиентов ЦОД / Полезные советы / Серверы в заложниках

Серверы в заложниках

Удержание имущества является одной из наиболее эффективных мер воздействия на клиента, не желающего свое­временно оплачивать услуги ЦОДа. Заказчик на какое-то время (или навсегда) потеряет доступ к своему оборудованию, а главное — к данным. 
 
Вполне ощутимый стимул расплатиться по долгам. Если же и это не образумит должника, оператор имеет все основания реализовать «железо» в счет долга. На первый взгляд, правила удержания просты и понятны, но есть важные нюансы, с которыми помогли разобраться наши эксперты — сотрудники ведущих юридических компаний Игорь Соколов, старший юрист CMS, и Станислав Румянцев, старший юрист Castrén & Snellman.
 
Существует ли юридическое обоснование для того, чтобы оператор мог удерживать оборудование заказчика, если у последнего имеется задолженность по оплате?
 
СТАНИСЛАВ РУМЯНЦЕВ: Да. На основании п. 1 ст. 359 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) оператор может удерживать оборудование заказчика до уплаты задолженности в полном объеме, если задолженность просрочена и оборудование передано в ЦОД законным способом. Оператор обладает правом на удержание, даже если это не предусмотрено договором. Главное, чтобы в тексте договора не содержался явный запрет на подобные меры. Есть еще одно условие: стоимость оборудования должна быть соизмерима с суммой долга, хотя в нормах ГК РФ об удержании об этом не сказано. На практике суды следят за тем, чтобы удержание осуществлялось в разумно необходимых пределах. Поэтому в договоре между оператором и заказчиком желательно указать, в каких случаях удержание признается сторонами адекватной мерой.
 
Заодно следует отразить, на каком праве заказчик владеет оборудованием, которое установлено им в ЦОДе. Если это право собственности, оператор может не волноваться. Другое дело — случай, когда заказчик лишь пользуется оборудованием (к примеру, взял его в аренду), а собственником всегда было третье лицо. Исходя из судебной практики существует значительная вероятность признания такого удержания незаконным. Если же заказчик передал права на оборудование третьему лицу уже после установки в ЦОДе, право на удержание у оператора все равно сохраняется.
Следует отметить, что четкой юридической процедуры для удержания имущества не установлено. Как бы то ни было, действия оператора целесо­образно задокументировать на случай, если заказчик станет их оспаривать. К примеру, будет уместно направить претензию должнику и включить в нее предупреждение о начале удержания.
Важный момент: удерживать хранящуюся на оборудовании информацию нельзя, но можно приостановить оказание услуги по предоставлению доступа к ней на основании п. 2 ст. 328 ГК РФ.
 
ИГОРЬ СОКОЛОВ: Согласно первому абзацу ч. 1 ст. 359 ГК РФ, кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Следовательно, в первую очередь правовая конструкция удержания предназначена для случаев неисполнения покупателем обязательства по оплате приобретенной вещи.
Однако, согласно второму абзацу части 1 этой же статьи, удержанием объекта могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.
 
Таким образом, в деловых отношениях сфера применения удержания намного шире: кредитор может удерживать не только неоплаченный товар, но и вообще любую правомерно находящуюся у него вещь должника. При этом основание возникновения задолженности (поставка товара, оказание услуг и т. д.) принципиальной роли не играет. Соответственно, удержание может использоваться и в отношении оборудования заказчика, имеющего перед оператором непогашенную задолженность по оплате услуг.
 
Следует помнить, что в соответствии с частью 3 рассматриваемой статьи ГК РФ ее правила применяются, если договором не предусмотрено иное. Поэтому оператор и заказчик могут при заключении соглашения изменить предусмотренное законом регулирование отношений по удержанию, например, установить полный запрет на применение данного способа обеспечения обязательств. 
 
Также необходимо учитывать, что в соответствии с частью 2 статьи 359 ГК РФ кредитор вправе удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что, после того как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом. Эта норма защищает кредитора при продаже должником удерживаемой вещи, в том числе и оборудования.
Закон не предусматривает какой-либо специальной процедуры, которой должен следовать кредитор при удержании принадлежащей должнику вещи. Во избежание спорных ситуаций можно рекомендовать кредитору в письменном виде уведомить должника об удержании. При этом следует избрать способ извещения, позволяющий отслеживать вручение должнику уведомления.
 
А что если оператор захочет продать оборудование клиента в счет долга?
 
С. Р.: Претензии оператора удовлетворяются исходя из стоимости удерживаемого оборудования в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения обеспеченных залогом требований (ст. 360 ГК РФ). Проще говоря, оборудование можно продать так же, как и заложенное имущество. Это правило иногда вызывает споры о том, какие нормы о залоге следует применять, а какие нет.
 
В п. 2 ст. 348 ГК РФ указано, что обращать взыскание на заложенное имущество нельзя, если допущенное нарушение незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Если не доказано иное, критерии «значительности» и «соразмерности» следующие: сумма долга равна как минимум 5 % от стоимости имущества, и период просрочки его уплаты длится не менее чем три месяца (ст. 348 ГК РФ). В судебных актах по удержанию иногда упоминается эта статья, поэтому операторам следует ее учесть.
 
Порядок реализации оборудования зависит от содержания договора, заключенного между оператором и заказчиком. Стороны вправе договориться о внесудебном порядке обращения взыскания на имущество с обязательным указанием способа (-ов) его реализации, а также стоимости (начальной продажной цены) или порядка ее определения (ст. 349 ГК РФ). Оборудование клиентов-предпринимателей может быть реализовано одним из трех способов: 
  • торги; 
  • продажа третьему лицу по цене не ниже рыночной стоимости; 
  • оставление оборудования за оператором по цене не ниже рыночной стоимости и на условиях, определяемых соглашением с клиентом (п. 1 и 2 ст. 350 ГК РФ).
Оборудование должников, не являющихся предпринимателями, придется продавать с торгов. Если цена оборудования превысит размер долга, заказчик должен получить разницу. 
 
На деле в большинстве договоров на оказание услуг ЦОДами подобные условия отсутствуют. Если стороны не смогут согласовать их впоследствии, оборудование необходимо будет реализовать с публичных торгов, следуя довольно сложной процедуре: сначала обратиться в суд, затем — к судебным приставам и организатору торгов.
И. С.: В соответствии со ст. 360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. По общему правилу (то есть при отсутствии соглашения сторон об ином) предмет залога реализуется, во-первых, на основании соответствующего решения суда и, во-вторых, посредством продажи с торгов, а вырученные средства поступают кредитору в счет погашения долга. Следовательно, по умолчанию закон не дает оператору право самостоятельной продажи удерживаемого оборудования заказчика. 
 
Но ведь оборудование содержит данные, которые формально не влияют на его стоимость, но могут быть жизненно важными для клиента. Что делать с ними оператору?
 
С. Р.: В любом случае оператору не следует реализовывать оборудование вместе с записанной на него информацией, поскольку у него нет права распоряжаться этими данными (ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). К тому же сведения могут носить конфиденциальный характер (например, персональные данные).
 
Однако в договорах с клиентами желательно предусмотреть возможность удаления информации в случае реализации оборудования в счет погашения долгов. Если стороны не согласовали подобное условие, то оператор может официально предложить клиенту скопировать ценные данные (в том числе на условиях оплаты по тарифам оператора). Если должник не отреагирует, то имеет смысл удалить информацию с носителей, но при этом сохранить резервную копию. Стоимость создания и хранения резервной копии можно попытаться взыскать с клиента в качестве ­убытка, понесенного оператором в ходе защиты своих прав (ст. 15 ГК РФ).
 
И. С.: В соответствии со ст. 340 ГК РФ стоимость предмета залога (либо, как в нашем случае, удержания) определяется по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом. Если же такого соглашения нет или в ходе рассмотрения дела в суде выявилось разногласие сторон относительно стоимости подлежащего реализации имущества, данный вопрос решается судом на основании заключения специализированного эксперта-оценщика.
 
Несомненно, хранение на оцениваемом оборудовании любых данных клиента способно существенно осложнить задачу по определению его стоимости. Например, сведения, составляющие особую ценность для собственника оборудования, могут не представлять интереса для третьих лиц, а следовательно, не иметь значительной рыночной стоимости.
Также не следует забывать, что в отношении некоторых видов информации закон устанавливает определенные ограничения. Это касается персональных данных, коммерческой и банковской тайны, а также широкого ряда прочих категорий информации со специальным правовым режимом и ограниченным доступом.
 
Представляется, что вне зависимости от решения вопроса о рыночной стоимости хранящейся на оборудовании информации оператор ЦОДа не должен принимать на себя риски продажи такого оборудования, на котором может оказаться какая-либо охраняемая законом информация, в особенности касающаяся третьих лиц. Можно рекомендовать при реализации удерживаемого оборудования удалить с него всю информацию, предварительно передав ее собственнику.
 
Как происходит оценка ИТ-оборудования в рассматриваемом случае?
 
С. Р.: Если взыскание обращено на имущество в судебном порядке (продажа с публичных торгов) и стороны не смогли в ходе разбирательства договориться о начальной продажной цене, на помощь им придет суд. Он будет исходить из рыночной стоимости. При внесудебном порядке начальная продажная цена определяется сторонами самостоятельно, но оборудование все равно должно быть продано не дешевле рыночной стоимости.
 
Если клиент считает цену продажи заниженной относительно рыночного значения, ему придется доказывать свою правоту в суде. Основным доказательством будет служить отчет профессионального оценщика (Федеральный закон от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»). Оценка может производиться на основании договора с заинтересованной стороной или по определению суда.
 
И. С.: В случае возникновения судебного спора задача по определению начальной продажной цены оборудования возлагается на назначаемого судом эксперта-оценщика. Основными подходами, используемыми при проведении оценки, являются сравнительный, доходный и затратный. Выбор зависит как от возможности применения каждого метода в конкретном случае, так и от цели и задачи оценки, предполагаемого использования результатов оценки, допущений, а также полноты и достоверности исходной информации.
 
Может ли клиент опротестовать арест своего оборудования и подать встречный иск, скажем, за ущерб, нанесенный из-за остановки бизнес-процессов? И как действовать, если оператор удерживает оборудование незаконно?
 
С. Р.: Право на обращение в суд есть всегда, но успех иска зависит от многих обстоятельств. Клиент может требовать прекратить удержание, компенсировать убытки, включая упущенную выгоду, оспаривать цену реализации имущества и т. д. Любое требование должно быть подкреплено доказательствами. 
 
Удержание оборудования оператором следует отличать от ареста. Удержание можно оспорить, если не были соблюдены условия, изложенные в ответе на первый вопрос. Свой риск оператор может минимизировать путем правильного изложения условий договора с клиентом и своевременного информирования должника.
 
Что касается ареста, то он налагается судом в порядке, установленном процессуальным законодательством. Если оператор, по заявлению которого был введен арест, проиграет суд, клиент и другие лица, чьи права и законные интересы были нарушены этим арестом, вправе требовать выплаты убытков или компенсации. Получить компенсацию проще, поскольку для этого не требуется доказывать размер убытков. Сумма компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела в размере от 1 тыс. до 1 млн рублей (ст. 98 Арбитражного процессуального кодекса РФ). 
 
Если вдруг окажется, что оператор удерживает оборудование незаконно, то нужно обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), а также требовать возмещения убытков.
 
И. С.: Клиент ЦОДа как собственник удерживаемого имущества имеет возможность обратиться в суд с иском об истребовании имущества из незаконного владения оператора. В такой ситуации оператор будет обязан доказать правомерность применяемого удержания. Также клиент вправе требовать компенсации убытков, возникших в результате неправомерного удержания и находящихся в прямой причинно-следственной связи с таким удержанием. Данное требование может быть предъявлено и в случае, если спорное оборудование уже реализовано ЦОДом. Но при этом точный размер убытков должен быть документально подтвержден истцом.
 
 

Регистрация
 
Каталог ЦОД | Инженерия ЦОД | Клиентам ЦОД | Новости рынка ЦОД | Вендоры | Контакты | О проекте | Реклама
©2013-2017 «AllDC.ru - Новости рынка ЦОД, материала по инженерным системам дата-центра(ЦОД), каталог ЦОД России, услуги collocation, dedicated, VPS»
Политика обработки данных | Пользовательское соглашение